Пикирующий бомбардировщик Ю-87 «Штука»

По утверждениям немецких историков, там, где появились пикирующие бомбардировщики Ю-87 «Штука», «победа казалась гарантированной«.

Вашему вниманию предлагается материал из немецкого военно-исторического журнала «Militär&Geschichte». В основе статьи высказывания и выдержки из документов, иллюстрирующие оценку «Штуки» современниками по обе стороны фронта.

Ю-87 "Штука" сбрасывает 50 кг бомбы в пике
Ю-87 «Штука» сбрасывает 50 кг бомбы в пике

Воющий истребитель танков

Название «Штука» происходит от аббревиатуры всех пикирующих бомбардировщиков (STUrzKAmpbomber). Однако, уже во время Второй мировой войны этот термин все теснее ассоциировался с пикирующим бомбардировщиком «Юнкерс Ю-87» (Junkers Ju 87). Ничего не изменилось, и когда этот самолет официально стал штурмовиком во время последней фазы войны. Даже сегодня все сначала думают о Ю-87, когда возникает слово «Штука».

Летчики Люфтваффе являлись последовательными приверженцами концепции пикирующей атаки. Поскольку она позволяла поражать даже маленькие цели с высокой точностью. Британский летчик-испытатель Эрик БРАУН (Eric BROWN) оценивал Ю-87 «Штука», как лучший пикирующий боевой самолет за всю историю:

«Этот самолет, кажется, был самой естественной вещью в мире… Во время значительного ускорения, которое возникало при пикировании под 90 градусов, у меня никогда не было чувства, что попадаешь в неконтролируемое падения, подобное тому, что я переживал в других боевых самолетах того же поколения«.

Схема, демонстрирующая точку сброса бомбы при пикирующей атаке. 1940 г.
Схема, демонстрирующая точку сброса бомбы при пикирующей атаке. 1940 г.

Ю-87 «Штука» против танков

Тем не менее, борьба с точечными целями, такими как мосты, бункеры, танки и корабли, была нелегкой для пилотов «Ю-87». Для этого требовалась большая практика. Из них наиболее опытным считался Фридрих ЛАНГ (Friedrich LANG). Во время Второй мировой войны он выполнил более 1000 боевых вылетов и написал:

Прицел пикирующего бомбардировщика
Прицел пикирующего бомбардировщика

«Танки были самой маленькой и наиболее сложной для поражения целью для соединений пикирующих и штурмовых самолетов. В большинстве случаев они уничтожались только прямым попаданием. Так называемое «близкое попадание» почти всегда было не эффективным. В лучшем случае удавалось добиться только временного отказа танка из-за повреждения гусениц».

Тем не менее, эффективность Ю-87 «Штука» в борьбе с танками считалась высокой, что подтверждается документами. Так, в докладе командующего 3 гвардейским советским танковым корпусом о боевых действиях под Харьковом весной 1943 г. сообщается:

«19 марта 1943 года вражеская авиация атаковала боевые порядки 18 гвардейской танковой бригады. Они вывели из строя 26 танков, из которых 19 Т-34. В период боя 3 гвардейской танковой бригады противник бомбардировал и обстреливал наши танковые части в течение дня. «Штуки» атаковали наши танки пикированием до десяти раз«.

Взлет "Штуки" после бомбардировки моста
Взлет «Штуки» после бомбардировки моста

Легенда Ганс-Ульрих Рудель

В марте 1943 г. германские ВВС впервые получили «Юнкерс Ю-87G». Этот штурмовик с пушечным вооружением быстро добился успеха. В донесении командира советского 2  гвардейского танкового корпуса от весны 1943 года говорится:

«Вражеские штурмовики (очевидно, истребители танков) использовал 37 мм противотанковую автоматическую пушку, которая вывела из боя несколько Т-34 прямым попаданием».

"Юнкерс Ю-87G"
«Юнкерс Ю-87G»

Пушечную Ю-87 «Штуку» прославил самый успешный пилот немецких ВВС Ганс-Ульрих РУДЕЛЬ (Hans-Ulrich RUDEL). Его воинственное и непреклонное отношение к жизни и национал-социалистические убеждения сделали его фаворитом нацистской пропаганды. Она снова и снова представляла его как идеал мотивации и мировоззрения  солдата. Говорят, что Гитлер даже обыгрывал идею после войны ввести Руделя в свой ближайший круг и, однажды, сделать его своим преемником.

Ганс-Ульрих РУДЕЛЬ отмечает свой 2000 боевой вылет. Июнь 1944 г.
Ганс-Ульрих РУДЕЛЬ отмечает свой 2000 боевой вылет. Июнь 1944 г.

Для своих полетов Г. Рудель предпочитал «пушечную Штуку» Ю-87G, что и позволяло поражать исключительно много боевой техники. Пропаганда сделала его имя настолько легендарным, что в конечном счете на фронте почти после каждого успешного штурмового вылета результат приписывали лично Руделю. Хайнц Лоренц, радист дивизии СС «Мертвая голова», писал о боевых действиях летом 1944 г. в районе Седльце (Siedlce, Польша):

«На рассвете мы … увидели два одиночных немецких самолета в небе. Они шли прямо к нам и прокрутили над нами несколько петель. А затем одна машина подлетела к нашей деревне. Выстрел из пушки, и в следующий момент взорвался один из русских Т-34. Ю-87 снова пошел вверх, а мы знали: наш подполковник Рудель, истребитель танков, выводит нас отсюда! Один за другим он расстрелял около десяти русских танков, после чего остальные бежали вместе с пехотой… В конце концов, приблизились оба: летчики спустились еще раз и прошли над нами, покачивая крыльями — их сопровождали приветствия машущих с земли, которым они спасли жизни

Пушечная "Штука" с двумя 37 мм пушками
Пушечная «Штука» с двумя 37 мм пушками

В битве под Курском

Первое крупное использования немецких противотанковых самолетов произошло в битве под Курском. В начале июля 1943 г. противотанковые эскадрильи на восточном фронте смогли использовать более 5100 машин «Хеншель Hs 129» (Henschel Hs 129B), «Юнкерс Ю-87G» и «Мессершмитт Bf 110G» (Messerschmitt Bf 110G). Однако, основной удар танковых бомбардировщиков по-прежнему ложился на плечи «Штук», которые атаковали бомбами.

Штурмовик СС Вильгельм РОЕС (Wilhelm ROES) пережил наступление на Курск в качестве радиста для связи с самолетами на командном танке лейбштандарта «Адольф Гитлер»:

«…На следующий день мы снова были готовы к бою, командир вернулся в наш танк. «Мне нужна радиосвязь со «Штуками», — сказал он. «Есть что-то особенное». По радио я передал его приказ авиационному командованию: «Закопанные Т-34. Из земли торчат только башни и пушки. Для наших танков они недосягаемы. Уже есть потери. Нанесите удар с тыла».
… Около часа пикирующие бомбардировщики летали над нами. Издали мы наблюдали, как пилоты пикируют на русские танки, сбрасывая свой груз и поднимаясь в последний момент. Танк за танком занимались огнем, вздымался черный дым. Мы медленно проехали мимо горящих обломков…«.

13 июля 1943 года командование 9 армии севернее Курска также подтвердило то, что В.Роес пережил на юге:

«Использование «Штук» особенно эффективно с тыла против закопанных или сдерживания двигающихся танков».

Советские танки, пораженные пикированием
Советские танки, пораженные пикированием

Под дружественным огнем

Время от времени войска могли на себе почувствовать, что значит быть целью атаки «Штуки». Так, Рудольф фон Риббентроп (Rudolf von Ribbentrop) командир  танковой роты лейбштандарта:

«Мне вспоминается, как за день до наступления на Прохоровку нас атаковали наши собственные «Штуки», поскольку офицер по связи с авиацией был невнимателен. Мы сердито барабанили по каске, пока он не понял, что случилось! Мы чуть не избили его!»

Риббентроп и его люди слегка отстали. Другим же повезло меньше. 13 июля 1943 г. Георг ЛУТТЕР (Georg LUTTER) военнослужащий противотанкового подразделения, стал свидетелем того, как Ю-87 «Штука» непреднамеренно атаковала их позицию:

«Мы в ужасе, смотрели, как бомбы взорвались в середине нашего первого взвода. Когда облака дыма рассеялись, я выполз из-под взводной машины и огляделся. Вокруг меня стояла мертвая тишина. Шесть погибших, несколько раненых и два уничтоженных самоходных орудия. Весь первый взвод исчез!«

Наземная команда на полевом аэродроме у "Штуки". 1942 г.
Наземная команда на полевом аэродроме у «Штуки». 1942 г.

В заключении

Уже весной 1943 г. стало ясно, что у классической Ю-87 «Штука» в долгосрочной перспективе нет будущего из-за ее низкой скорости. Генерал-фельдмаршал Эрхард МИЛЬХ (Erhard MILCH), генеральный инспектор люфтваффе, 6 апреля 1943 г. выразился так:

«Покуда русских можно бить «Штуками», это могут делать и старые 87».

Руководство ВВС отказалось от разработки модели-преемника, потому что для строительства новой конструкции потребовались бы годы. Таким образом, модель Ю-87 оставалась на службе до конца войны.

Подводя итог, можно сказать, что «Штука» была гораздо более эффективна при борьбе с танками, чем это часто считается в наши дни. Это относится как к бомбовым версиям «Юнкерс Ю-87», так и к «пушечным». 26 июля 1943 г. советский маршал Николай ВОРОНОВ докладывал Сталину:

«Опыт показывает, что ни «Тигр», ни «Фердинанд» не приводят наши наземные части ни в страх, ни в ужас. Именно вражеские ВВС оказывают сильное моральное воздействие на наши войска».

Эта оценка вытекала в первую очередь из-за «Штук», которых особенно боялись из-за их высокой точности.

Нравится наш контент. Подпишитеcь на новые публикации сайта "ИнВоен Info"!

Нажимая на кнопку "Подписаться", Вы принимаете соглашение об обработке персональных данных.


О знаменитых сиренах «Штук»

Безошибочный символ «Штук» – сирены. В основном их называют «Иерихоновы трубы», даже в специальных книгах, но это неправильно. «Иерихоновы трубы» действительно существовали в немецких люфтваффе, но это были маленькие трубы, прикрепленные к крыльям бомбы и издававшие нервный звук после ее сброса.

Знаменитые же сирены «Штук» — это маленькие пропеллеры, установленные на обтекателе стоек шасси «Юнкерс Ю-87» и приводимые в действие ветром. Официально они именовались «шумовым устройством» (rmgerät). Экипажи же «Штук» называли их в основном просто «сиренами».

Первоначально использовались редко

В то время как немецкая кинохроника показывала фотографии пикирующих «Штук» во время Второй мировой войны, (первоначально бесшумные) картины почти всегда сопровождались характерными звуками сирены. Однако, как раз в то время, когда «Штуку» видели чаще всего — во время стремительного продвижения 1939–1941 годов – их экипажи использовали сирены редко: первая версия устройства не отключалась. Маленькие пропеллеры вращались с самого старта и до посадки, что сильно мешало  экипажам.

Эрих Моргенштерн (Erich Morgenstern), который выполнил более 700 боевых вылетов в качестве радиста «Штуки», рассказывал, что он летал с сиренами

«… только в польской кампании. Два маленьких винта, частота которых неожиданно увеличивалась с увеличением скорости пикирования, пугали не только противника, но и сами экипажи».

Пропеллер на стойке шасси "Штуки"
Пропеллер на стойке шасси «Штуки»

Стали отключаться с 1942 г.

Это изменилось только в 1942 году, после введения версии «Дора» Ю-87. Руководство люфтваффе все еще высоко оценивало психологический эффект шумового устройства, особенно после того, как солдаты союзников подтвердили, что атаки «Штук» были особенно нервными, когда те атаковали с сиренами. Как писал французский офицер:

«Шум сирены падающего самолета пробивает ухо и обнажает нервы. Вам хочется выть.»

Чтобы позволить экипажи снова использовать шумовые устройства, в 1942 г. «Штуки» получили новую версию сирен, которую можно было отключить. В руководстве к новому устройству говорилось:

«Включение и отключение устройства сигнализации осуществляется электрогидравлической системой. Включение шумового устройства происходит перед пикирования, т.е. до подъема тормоза пикирования. Выключение сигнализации производится только после пикирования, когда скорость упадет до 320 км/ч».

Не подходит для шуток

Что могло бы произойти, если бы кто-то проигнорировал эти инструкции, пережил опытный пилот Stuka Эрхард Янерт (Erhard Jahnert). Летом 1944 года он хотел пошутить над своими товарищами, взлететь над собственным аэродромом и включить сигнализацию только в середине пике:

«Сирены должны были взвыть и напугать отдыхавших товарищей! Все работало нормально, пока я не включил сирены. Короткий стон, а затем гробовое молчание. Проклятье, что происходит? Короче говоря, две мои сирены вырвались из шасси и пошли прямо к земле в свободном падении. Одна из них, весом около 50 кг, упала в трех метрах рядом с фельдфебелем. Хорошо, что все окончилось так просто! «

Постепенно замолчали

В последние годы войны экипажи использовали сирены все реже и реже. Начиная с «Юнкерс Ю-87 D-5», которые пришли летом 1943 г., от установки шумовых устройств наконец отказались. «Штуки» использовались теперь в основном как штурмовики. Если же они атаковали цели в пикировании, то делали это на высокой скорости без пикирующих тормозов. Классические атаки с выдвинутыми тормозами для снижения скорости пикирования все больше уходили в прошлое – сирены также отслужили свое время.


Иллюстрации журнала «Militär&Geschichte»

Ваши комментарии

Loading Facebook Comments ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *