Немецкая подводная война в Атлантике имела целью нарушить морские коммуникации союзников по транспортировке грузов. Согласно данным современных немецких историков, за период с 1939 по 1945 гг. подводные лодки кригсмарине (ВМС Третьего рейха) потопили 2742 судна антигитлеровской коалиции.

Успешной фазой этого противостояния, известной также как «первое счастливое время» немецких подлодок, считается период до 1943 г. Применявшаяся тактика «волчьих стай» позволяла неуклонно наращивать тоннаж союзных потерь.

Немецкая подводная война 1939 – 1945 гг. Статистика "побед" и поражений.
Немецкая подводная война 1939 – 1945 гг. Статистика «побед» и поражений.

Кульминацией «волчьих» атак на конвои в Северной Атлантике стал 1942 г., когда трофей кригсмарине достигли 1160 кораблей и судов. Однако, именно с этого момента начали расти и потери немецких подлодок. Если их число в первый год войны составило всего 9 кораблей, то в самый удачный 1942 г. – уже 87. Дальше – по нарастающей, достигнув за неполный 1945 г. 151 подводной лодки.

Немецкая подводная война – тактика

В начале Второй мировой командованию кригсмарине под руководством гросс-адмирала Эриха РЕДЕРА (Erich RAEDER) результаты 1942 г. показались бы совершенно утопическими: в сентябре 1939 г. у немцев в Атлантике могли действовать только 26 подводных лодок (ПЛ), которым следовало топить как можно больше британских торговых судов.

 Гросс-адмирал Эрих РЕДЕР
Гросс-адмирал Эрих РЕДЕР

Первые попытки осенью и зимой 1939/40 гг. оказались не  особенно успешными. Обычно, из всего состава флота только одна треть лодок могла непосредственно участвовать в немецкой подводной войне. Остальные ПЛ либо находились на переходе в или из базы, либо стояли в ремонте, либо обновляли свой экипаж.

Тем не менее, в целом, эти первые операции командование кригсмарине оценило положительно. Во-первых, радиооборудование подлодок полностью соответствовало требованиям скоординированной миссии. Во-вторых, усилия по совершенствованию радиотелеграфии, шифрованию радиосообщений и четкому позиционированию ПЛ на просторах Атлантики – полностью окупились.

Подкрасться на видимую дальность

Атлантический театр немецкой подводной войны
Атлантический театр немецкой подводной войны

После капитуляции Франции время прибытия (и отбытия) в оперативный район удалось сократить вдвое. Немецким подлодкам больше не требовалось идти из порта на побережье Северного моря: с 1940 г. они начали действовать из завоеванных французских портов на берегу Атлантического океана.

Изначально, если подводная лодка обнаруживала конвой, она не атаковала противника, а держалась на дальности максимальной видимости. Только коротким сигналом каждые два часа докладывала о положении цели в операционный центр, расположенный на французском полуострове Керневель (Kernevel).

 "Морская квадратная карта"
«Морская квадратная карта» (дословно). Служила для передачи по радио позиции ПЛ. Комбинация из букв и цифр (тут BE 2159) позволяла определить точный квадрат. В данном случае площадью 6х6 морских миль юго-западнее Ирландии.

В донесении указывались курс конвоя, состав, количество и типы кораблей и судов, а также погодные условия. Передача всегда была короткой и четкой. Для определения позиции на просторах Атлантики хватало двух букв и четырех цифр. Короткие сигналы кодировались с помощью шифровальной машины «Энигма» (Enigma) и передавались по радио, что было возможно только из надводного положения.

Получив доклад, операционный центр во Франции наводил на конвой все близлежащие лодки. «Волчья стая» готовилась к броску.

Погружение только в порядке исключения

На начальном этапе немецкой подводной войны лодки кригсмарине в надводном положении развивали более высокую скорость, чем конвои, которые шли не быстрее 7-9 узлов. Это позволяло «волкам» расположиться на пути конвоя и, используя выгодные позиции, внезапно атаковать из засады.

Ночная торпедная атака
Ночная торпедная атака

Торпедная атака, как правило, также проводилась из надводного положения ночью, темнота которой защищала лодки от обнаружения противником. Командир руководил атакой самостоятельно, без какого-либо влияния со стороны оперативного руководства на суше.

Лодки ныряли лишь в крайнем, экстренном случае. Но тогда на гораздо более медленном подводном ходу они быстро теряли контакт с конвоем. Им приходилось идти позади кораблей союзников, подготавливая возможное новое нападение.

Для победы в битве за Атлантику, требовалось использовать как можно больше лодок, а значит форсировать строительство новых кораблей. С начала 1941 г., германская оборонная промышленность увеличила выпуск ПЛ для конвойных сражений.

Противолодочная борьба

Противник среагировал быстро и перешел к сопровождению конвоев. Для выполнения своих задач торговые суда союзников у Британских остров объединялись в группы, которые шли под прикрытием противолодочных сил.

Теперь каждый раз несколько военных кораблей разных типов со специально подготовленными командами на борту формировали эскортную группу и сопровождали грузовой конвой. Оборона стала более эффективной. Обнаружив подводные лодки, корабли сопровождения сами превращались в охотников на «волков», активно покрывая море глубинными бомбами.

Идет охота на "волков"…
Идет охота на «волков»…

Немецкие историки так описывают один из эпизодов битвы за Атлантику

Это была ночь 17 марта 1941 года. Конвой союзников HX-112 находился северо-западнее от Гебридских островов в Атлантике. Вскоре после того, как сопровождавшие корабли обнаружили врага, они перешли к атаке.

В 1:37 британский эсминец Х.М.С. «Уокер» (H.M.S. Walker) сбросил первые глубинные бомбы «Вабо» («Wabo» от Wasserbombe, дословно «водная бомба»). Серия зарядов ушла в море, мощно сдетонировав чрез несколько минут в глубине. Но ничто не указывало на поражение  подводной лодки.

Через 20 минут последовала новая серия бомб, а в 2:32 эсминец «Вэнок» (H.M.S. Vanoc) провел третью атаку. Очевидно, успешно: его наблюдатель в 3:18 увидел  всплывшую подводную лодку. «Вэнок» пошел вперед на полном ходу и протаранил лодку под прямым углом на уровне рубки

В результате удара командир лодки U-100 капитан-лейтенант Йоахим ШЕПКЕ (Joachim SCHEPKE), стоявший на мостике, был раздавлен. Его лодка не выдержала столкновения и затонула вместе с большей частью экипажа. Удалось спасти только  шесть человек. Й. Шепке считался одним из самых успешных командиров кригсмарине: к моменту своей гибели он потопил 39 судов общим водоизмещением 159 130 тонн.

Глубинные бомбы и бомбометы

Английские глубинные бомбы, детонирующие под давлением воды – разработка времен Первой мировой войны. В период Второй мировой они также оставались основным оружием противолодочной борьбы.

 Установка для метания глубинных бомб с Mk VII Wabo
Установка для метания глубинных бомб с Mk VII Wabo

Установка для метания глубинных бомб с Mk VII Wabo

  1. Глубинная бомба с несущей оболочкой и штампом
  2. Ствол
  3. Затвор
  4. Устройство спуск
  5. Опорная пластина

Наиболее часто использовалась глубинная бомба Mk-VII. Её корпус длиной 76 см и диаметром 47 см вмещал 109 кг аматола. Скорость погружения достигала трех метров в секунду. В ходе войны англичане увеличили могущество своих глубинных зарядов, а их функциональные возможности довели до глубины 250 м.

При детонации Mk VII уничтожение подводной лодки гарантировалось в радиусе семи метров. На дальности двойного радиуса поражения ПЛ получала сильные повреждения.

Изначально, за время подготовки к атаке надводные корабли теряли контакт с подводной лодкой, поэтому командиры подлодок использовали этот интервал времени для маневра уклонения. Вскоре англичане дополнили обнаружение ПЛ с помощью активного гидролокатора ASDIC (AlliedSubmarine Detection Investigation Committee, предшественник современных ГАС) противолодочным бомбометом «Хеджехог» (Hedgehog-System).

Противолодочный бомбомет Hedgehog
Противолодочный бомбомет Hedgehog

Он залпом выпускал 24 бомбы, каждая из которых имела контактный взрыватель и 14,4 кг взрывчатки «Торпекс» (Torpex). Выпущенный залп рассеивался по эллипсу, значительно увеличивая вероятность прямого попадания.

В целом, за весь период немецкой подводной войны в Атлантике,  союзникам удалось уничтожить 784 подводные лодки кригсамрине.

Под зонтиком «Энигмы»

Вместе с тем, немцы постоянно вводить в эксплуатацию новые лодки. В начале 1942 г. из 249 кораблей в оперативной зоне находилась 91 ПЛ. В результате, понесенные потери восполнялись, а количество потопленных кораблей и судов союзников продолжало  расти.

По мнению ряда современных историков Германии, эффективность немецких «волчьих стай» в море во многом обуславливалась стойкостью шифрованной радиосвязи с оперативным командованием на берегу. Закрытие информации с помощью шифровальной машины «Энигма» лежало в основе успеха оперативного планирования конвойных атак.

Шифровальная машинка "Энигма"
Шифровальная машинка «Энигма»

В кригсмарине использовали ключ «M», который в свою очередь состоял из 13 различных вариантов. Один из них («Гидра») применяли экипажи подводных лодок, действовавшие в Северной Атлантике. Под его прикрытием они чувствовали себя в полной безопасности.

Однако, криптологи Центра правительственной связи Великобритании в Блетчли-парк (Bletchley Park) не прерывали попыток расшифровать или захватить «Энигму». Попавшие к ним в руки документы и три барабана шифровальной машинки с подводной лодки U 110 позволили взломать «Гидру».

В качестве меры защиты немцы увеличили количество шифровальных барабанов до четырех, но это дало им лишь небольшую передышку. При гибели у египетского побережья 30 октября 1942 г. подводной лодки U 559 союзники также захватили одну из машин Enigma M4.

С этого момента закрытая радиосвязь для немецких ПЛ перестала существовать. Союзники слушали – и могли подготовиться к операциям кригсмарине заранее. Фактически немецкая подводная война в Атлантике терпела поражение.

На вахте в Атлантике
На вахте в Атлантике

Немецкая подводная война под командованием Дёница

Критическая ситуация в Африке и России в конце 1942 г. не останавливала Гитлера, он требовал от кригсмарине усилить давление на союзников и увеличить тоннаж потопленных конвоев. Его идею удачно поддержал вступивший в конце января 1943 г. в должность главкома ВМС гросс-адмирал Карл ДЁНИЦ (Karl DÖNIZ).

Гросс-адмирал Карл ДЁНИЦ
Гросс-адмирал Карл ДЁНИЦ

Замысел Дёница был прост: чтобы больше топить – нужно иметь больше подводных лодок. Хотя показатели подлодок кригсмарине по числу потопленных судов союзников оставались весьма значительны, всё же по сравнению с 1942 г. они заметно уменьшились. Свой вывод К. Дёниц представил в воспоминаниях «Десять лет и 20 дней» («Zehn Jahre und 20 Tage«):

«Нужно было строить лодок больше, чем до сих пор и они должны были строиться быстрее…«

Этот принцип он положил в основу своего плана, получившего название «Флотской программы 1943 г.» (Flottenprogramm 43). Для её осуществления в первые недели своего срока на должности К. Дёниц смог заручиться поддержкой Гитлера по увеличению производства морских вооружений. По утверждениям историков, отличавшийся от своего предшественника традиционалиста Э. Редера убежденный национал-социалист К. Дёниц, по-видимому, внушал «фюреру» неограниченное доверие. Уже в начале февраля 1943 г. Гитлер пообещал новоиспеченному главкому, что сделает для подводного флота всё возможное.

Flottenprogramm 43

Позднее, 14 марта 1943 г., в беседе с Дёницем Гитлер соглашается увеличить производство ПЛ, поскольку все больше и больше убеждается в решающем значении ПЛ для  войны.

Подводная лодка типа VII C
Подводная лодка типа VII C

1 Носовые торпедные аппараты

2 Носовые кубрики для команды

3 Офицерская столовая, комната командира, рубка акустика и радиорубка

4 Комнаты для аккумуляторных батарей

5 Мостик

6 Перископ для наблюдения

7 Патрубок для воздуха

8 20 мм зенитная пушка

9 88 мм пушка

10 Кубрик унтер-офицеров и камбуз

11 Машинное отделение

12 Отсек с шифровальной машиной

13 Кормовые торпедные аппараты

По замыслу Дёница, до конца 1943 г. со стапелей должно было сходить в месяц по 27 лодок типа VII C. Дополнительно, командование кригсмарине планировало постепенно увеличивать строительство ПЛ типа XX так, чтобы флот во второй половине 1944 г. и в первой половине 1945  г. ежемесячно получал 27, а во второй половине 1945 г. 30 лодок тип VII-C, а также ограниченное число лодок большего класса (XXI).

Кроме того, расширенная программа вооружения увеличивала строительство катеров с 24 до 72 в год и получила ежегодную производственную квоту на 18 торпедных катеров, 74 тральщика, 72 лодки для разминирования, 300 кораблей и судов охранения и обеспечения, а также 38 минных тральщиков и 900 морских паромов. Для этого Дениц постоянно нуждался дополнительно в 30 тыс. тонн стали в месяц и в общей сложности  более 55 тыс. квалифицированных рабочих. Строительство тяжелых надводных кораблей (линкоров и крейсеров) более не планировались, но они все еще оставались в строю.

Подводная лодка тип VII А в открытом море
Подводная лодка тип VII А в открытом море

Для реализации своей программы Дёниц нашел общий язык с рейхсмаршалом и главнокомом люфтваффе Германа Герингом, который с предшественником Дёница имел постоянную конфронтацию за власть над ресурсами. Геринг дал обещание оказывать «…  любую поддержку для построения дальней разведки в интересах подводной войны«.

Следующим важным шагом стала встреча 23 марта 1943 г. с министром вооружений Альбертом ШПЕЕРОМ (Albert SPEER). Беседа имела решающее значение, поскольку в итоге А. Шпеер отдал программе строительства подводных лодок приоритет больший, чем армии, даже, чем строительству танков!

Успех Дёница казался неоспорим. Всего за квартал он добился самого высокого приоритета вооружений для флота и не только убедил Гитлера, но и министра вооружений, с которым у него установился хороший контакт.

Полный доклад по своей программе Дениц представил «фюреру» 11 апреля 1943 г. Начав с потерь, которые несут кригсмарине Дёниц продолжил:

«Поэтому я очень обеспокоен, что немецкая подводная война провалится, если нам не удастся, потопить массу, превышающую возможности противника по новому строительству».

Затем он доложил Гитлеру план с пояснениями, который не содержал утопических цифр, а только абсолютно необходимы для его морской войны материальные требования.

Гитлер, который признавал подводные лодки кригсмарине в качестве незаменимого инструмента в борьба с западными союзниками, был согласен. Массу сухопутных войск связала восточная кампания. Люфтваффе всё больше занимались обороной рейха от англо-американских воздушных ударов. Всё, что еще могло причинять вред американцам и англичанам – подводные лодки.

Верфи под ударами авиации союзников уже не могли работать на полную мощность
Верфи под ударами авиации союзников уже не могли работать на полную мощность

На совещании по обстановке 31 мая 1943 г. Дёниц ставит точку в подготовке «Флотской программы 1943 г.». Гитлер соглашается с его новым предложением строить по 40 лодок в месяц – вооружение для флота получило окончательный приоритет.

После этого он отдал приказ расчистить Северную Атлантику. «Flottenprogramm 43» стала реальностью. Но только на бумаге! Замысел адмирала предполагал иметь к 1948 г. в составе кригсмарине в общей сложности 11 134 кораблей и судов, из них 2400 подводных лодок!

В марте 1943 г. британцы окончательно расшифровали код «Энигмы», а Геринг не дал флоту так необходимой воздушной поддержки. Англо-американские бомбардировки верфей срывали планы строительства кораблей. Африканский корпус терпел поражение.  Немецкая подводная война в Атлантике не могла спасти положение. Преодолев неудачи первых лет войны, наступала Красная Армия!


По матeриалам военно-исторических изданий «Militär&Geschichte» и «SchiffClassic»

Ваши комментарии

Loading Facebook Comments ...

Добавить комментарий