Публикации некоторых российских СМИ о разработке новой гиперзвуковой ракеты «Змеевик» привлекли значительное внимание западных наблюдателей. Ниже предлагаем Вашему вниманию статью «Противокорабельная баллистическая ракета России», опубликованную ресурсом War Zone. Автор материала проводит некоторый анализ по теме «Змеевика» и, в определенной степени, раскрывает вероятные последствия развертывания этого изделия. [Как и ранее замечания ИВi даны в квадратных скобках]

Томас НЬЮДИК
Томас НЬЮДИК

Автор: Томас НЬЮДИК (Thomas Newdick) — обозреватель и редактор с более чем 20-летним опытом освещения военно-космической тематики и конфликтов. Он написал и отредактировал несколько книг, а также участвовал во многих ведущих мировых авиационных изданиях. В War Zone пришел с должности редактора AirForces Monthly.

Противокорабельная баллистическая ракета России

Сообщения из России предполагают, что страна в последнее время разрабатывает противокорабельную баллистическую ракету, или ПКБР, класс оружия, который в народе называют «убийцей авианосцев». Ранее неизвестный ракетный проект, обозначенный российским названием «Змеевик», потенциально добавит мощную новую динамику в стратегию Кремля по созданию зон воспрещенного доступа и маневра (Anti-Access/Area Denial, A2/AD), которая уже включает в себя различные ракеты береговой обороны и разрабатываемые гиперзвуковые противокорабельные ракеты [ПКР].

Согласно сообщению российского государственного информационного агентства ТАСС [от 12 июля 2022 года], основанному на двух неназванных источниках, «близких к Минобороны и военно-промышленному комплексу», «Змеевик» разрабатывается для частей береговой обороны ВМФ России «достаточно долгое время».

Ракета, которая, по словам агентства, в первую очередь предназначена для поражения крупных надводных кораблей, включая авианосцы, сочетает в себе баллистическую ракету с конечной ступенью маневрирующего гиперзвукового планирующего летательного аппарата (hypersonic glide vehicle, HGV).

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал и получайте мгновенное сообщение о новых публикациях!

Один из тех же источников сообщил, что гиперзвуковая ракета «Змеевик» похожа на китайские баллистические ракеты средней дальности [БРСД] DF-21D и DF-26B и что он будет иметь дальность действия около 2500 миль [4025 км].

Подробности о текущем статусе разработки «Змеевика» не сообщаются, хотя ТАСС и обратился за комментариями в компанию «НПО машиностроения» [входит в корпорацию «Тактическое ракетное вооружение»], предположив, что это, скорее всего, ответственное проектное агентство. Компания не ответила, но примечательно, что она также производит гиперзвуковую ПКР «Циркон» для надводных боевых кораблей и подводных лодок, планирующий боевой блок «Авангард», который могут нести межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), и систему береговой обороны «Бастион», вооруженную сверхзвуковыми ракетами «Оникс».

Испытательный пуск российской гиперзвуковой ракеты шахтного старта «Авангард»:

The War Zone пообщалась с Дмитрием СТЕФАНОВИЧЕМ [Стефанович Дмитрий Викторович], научным сотрудником Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, на тему его наблюдений о перспективах «Змеевика».

Дмитрий Стефанович
Дмитрий Стефанович

«Похоже, что этот проект действительно некоторое время находился в разработке, хотя об испытаниях не упоминалось и не наблюдалось, что, конечно, не означает, что испытания прототипа не могло быть», — сказал Д.Стефанович. «Создание быстрых противокорабельных ракет — традиция для СССР и России, и баллистическая ракета — хороший вариант».

«Похоже, что этот проект действительно некоторое время находился в разработке, хотя об испытаниях не упоминалось и не наблюдалось, что, конечно, не означает, что испытания прототипа не могло быть», — сказал Д.Стефанович. «Создание быстрых противокорабельных ракет — традиция для СССР и России, и баллистическая ракета — хороший вариант».

Однако, Д. Стефанович указал и на некоторые недостатки концепции, по крайней мере, применительно к ВМФ России.

«Учитывая его дальность и скорость, нужны серьезная разведка и возможности целеуказания, а также терминальное наведение [наведение на конечном участке траектории]. Маневренные боеголовки и гиперзвуковые планирующие аппараты, как их подтип, имеют смысл быть основным типом полезной нагрузки в этом случае, однако российские возможности разведки имеют очевидные пробелы».

Точно так же были вопросы о том, как Китай получает данные о целеуказании для своих БРСД, хотя Пекин, похоже, лучше обслуживается в этом отношении. Одним из вариантов для России было бы использование своих загоризонтных систем предупреждения и целеуказания, космических датчиков, а также парка самолетов дальнего морского патрулирования. В отличие от Китая, у России в настоящее время нет растущего парка высотных беспилотников с длительным сроком полета, которые могли бы помочь обнаружить вражеские флоты и передать информацию для наведения ракетным подразделениям, хотя в будущем это тоже может начать меняться.

Самолет Ил-38 морской авиации ВМФ России
Самолет Ил-38 морской авиации ВМФ России

«Примечательно внимание к береговому ракетному комплексу в качестве основной платформы (в отличие, например, от «Циркона», который изначально будет нести надводный корабль)», — продолжил Д. Стефанович. «Такие системы имеют свои общие радиолокационные возможности и, вероятно, их легче подключить к общей сети ситуационной осведомленности над морями, прилегающими к побережью России, которая включает в себя, среди прочего, загоризонтные РЛС, хотя это всего лишь предположение».

«Кроме того, ВМФ России уже продемонстрировал вполне реальную способность своих береговых ракетных комплексов (а именно: «Бастион» и дозвуковой «Бал») по проведению атак по наземным целям, что может быть актуально и для «Змеевика». Действительно, Россия заявила, что использовала свой береговой ракетный комплекс «Бастион-П» для нанесения ударов по наземным целям на Украине в текущем конфликте.

Видео Минобороны России, в котором оно утверждает, что ракетный комплекс «Бастион-П» наносит удары по наземным объектам на Украине:

«Наконец, задействование ракеты наземного базирования с дальностью действия в тысячи километров вряд ли соответствует введенному Россией мораторию на неразвертывание оружия средней и меньшей дальности после распада этого договора», — заметил Д. Стефанович. «Конечно, мы не знаем график фактического развертывания, поэтому вполне возможно, что американское оружие, такое как гиперзвуковое оружие большой дальности (Long Range Hypersonic Weapon) Dark Eagle или комплекс средней и меньшей дальности (Mid-Range Capability, MRC) Typhon, прибудут в Европу или Азию раньше, но на эту динамику тоже стоит обратить внимание».

Теперь кажется, что Россия также пытается поставить на вооружение оружие аналогичной категории. Хотя подробностей о том, какую пусковую платформу будет использовать «Змеевик», пока нет, весьма вероятным представляется высокомобильное шасси грузового автомобиля, используемое китайскими БРСД и другими российскими мобильными ракетами береговой обороны.

Что касается вышеупомянутого китайского оружия, то DF-21D представляет собой БРСД с максимальной дальностью от 621 до 1864 миль [от 1000 до 3000 км]. Тем временем DF-26В классифицируется как баллистическая ракета промежуточной дальности (intermediate-range ballistic missile, IRBM), категория, включающая оружие большей дальности, способное поражать цели на расстоянии от 1864 до 3417 миль [от 3000 до 5500 км]. По словам официальных лиц, которых цитирует ТАСС, по дальности полета гиперзвуковая ракета «Змеевик» более сравнима с DF-26B.

Видео применения китайских БРСД «Донг-Фенг 21»:

Как и DF-21D, и DF-26B, «Змеевику» потребуется, чтобы его гиперзвуковая планирующая боевая часть [HGV, далее ГПБЧ] имела достаточную маневренность, чтобы поражать большие, относительно тихоходные корабли, такие как авианосцы, которые, по-видимому, являются одной из основных целей ракеты. ГПБЧ, вероятно, будет использовать РЛС и/или инфракрасную головку самонаведения для конечного наведения, хотя на данный момент это совершенно не подтверждено.

Существует даже вероятность того, что Россия может адаптировать существующую БР малой дальности [БРМД]  «Искандер-М» в качестве основы для «Змеевика», хотя это оружие гораздо меньшей дальности, способное поражать цели на расстоянии около 310 миль [500 км]. Тем не менее, «Искандер-М» уже использовался для создания БР воздушного базирования «Кинжал», дальность действия которой предположительно составляет от 900 до 1600 миль [от 1450 до 2575 км]. Между тем, Китай все активнее изучает противокорабельные задачи БРМД, при этом СМ-401 [китайская ПКР] также имеет определенное сходство с «Искандер-М» с точки зрения размера и внешнего вида. Пекин также сейчас размещает аналогичные БР на своих надводных боевых кораблях, и они, скорее всего, тоже будут иметь противокорабельные возможности или приобретут их в будущем. В конце концов, производная корабельная версия также может стать вариантом для программы «Змеевик».

БР промежуточной дальности DF-26 на параде
БР промежуточной дальности DF-26 на параде

Также важно помнить, что «Змеевик» не будет действовать в одиночку, а добавит еще один слой к существующему российскому «зонтику» A2/AD, который служит для защиты ее береговых линий и территории вокруг них. В частности, российская стратегия A2/AD фокусируется на особо важных морских районах, создавая так называемые «зоны сверхракетного поражения» (super missile engagement zones, MEZ), например, в Черном море и вокруг Калининграда в Балтийском море. Они используют различные типы ПКР — морского, наземного и воздушного базирования, чтобы противостоять боевым кораблям НАТО.

Помимо хорошо зарекомендовавших себя MEZ в Черном и на Балтийском морях, Россия также находится в процессе развития аналогичных возможностей в Арктике, а также на Дальнем Востоке, где особое внимание уделяется спорным Курильским островам. Актуальность ПКБР большой дальности на обоих этих стратегических ТВД очевидна. Россия уже сделала акцент на развертывании новых ПКР класса «земля-воздух» и берегового базирования, среди другой военной техники, на этих аванпостах в рамках своей более широкой стратегии A2/AD. В этом контексте ПКБР были бы тем более полезными, если бы они могли поражать и наземные цели. Учитывая традицию России в разработке ПКР двойного назначения, это кажется вероятным. Другое возможное местонахождение «Змеевика» — Средиземное море, где Москва проявляет все больший интерес. Здесь существует вариант размещения ПКБР в Сирии, что Россия уже сделала с ПКР воздушного базирования.

Береговые ракетные комплексы «Бал» и «Бастион» Черноморского флота отработали боевые стрельбы по морским целям в ходе учений «Кавказ-2020»:

ПКБР большой дальности позволили бы ВМФ России поражать боевые корабли на гораздо больших расстояниях, до тысяч миль от относительной безопасности материковой части России, где они были бы менее уязвимы для защиты от упреждающих или контрударов. В отличие от других систем береговой обороны, ПКБР также сможет поражать цели на очень обширной территории без необходимости предварительного перемещения.

В то же время такое оружие помогло бы компенсировать относительную нехватку современных противокорабельных средств большой дальности в надводном флоте ВМФ, где амбициозные программы создания новых классов боевых кораблей пока не реализованы.

Между тем существующие классы надводных боевых кораблей ВМФ России разрабатывались в первую очередь для поражения авианосцев НАТО и других ценных боевых кораблей. Крейсера проекта 1144, или «Киров» и крейсера проекта 1164, или «Слава», а также их ПКР, восходят к эпохе холодной войны…

Хотя гиперзвуковая ракета «Циркон» должна обеспечить ВМФ России значительно улучшенные противокорабельные возможности, это оружие до сих пор не находится на вооружении, несмотря на обширные испытания. Признаки того, что эта программа может столкнуться с трудностями, появились в 2020 году, когда высокопоставленный представитель ВМФ России сослался на неуказанные «детские болезни» в усилиях по разработке. Имея это в виду, разработка ПКБР может быть даже более простой, особенно с учетом российского опыта эксплуатации «Авангарда» и возможности использования существующей БР в качестве противокорабельного тяжелого транспортного средства. И даже если «Циркон» работает без проблем, это оружие гораздо меньшей дальности, вероятно, достигающее цели на максимальном расстоянии около 620 миль [1000 км].

Что же касается защиты от атаки «Змеевика», то здесь все не так однозначно. Даже обнаружение БР может быть затруднено, а их перехват гораздо сложнее, чем обнаружение и поражение низколетящих крылатых ракет с воздушно-реактивным двигателем. Вместе с тем, на данный момент мы понятия не имеем, была ли вообще испытана российская ПКР, не говоря уже о том, сможет ли она надежно поразить цель, представляющую даже крупный движущийся корабль, такой как авианосец.

Однако, если технологию можно заставить работать, преимущества ПКБР для российских вооруженных сил очевидны. Теперь, когда вторжение России в Украину привело к дальнейшему остракизму и потенциальному конфликту с НАТО и Западом, потребность Кремля в надежных возможностях A2/AD, вероятно, только возрастет. Будь то в Арктике, на Балтике, в Черном море или на Дальнем Востоке, российская ПКБР повысит риск для любого другого военно-морского флота, решившего действовать в этих районах. Имея это в виду, мы будем внимательно следить за дальнейшим развитием программы гиперзвуковой ракеты «Змеевик».


По материалам ресурса www.thedrive.com/the-war-zone

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал и получайте мгновенное сообщение о новых публикациях!

Ваши комментарии

Loading Facebook Comments ...

Добавить комментарий