Когда война вот-вот начнется, военные должны сначала понять поле боя. Старый и распространенный способ сделать это – операции передовых сил, или тактическая разведка. В наши дни современные вооруженные силы проводят подготовительные операции, анализируя спутниковые снимки и проводя сбор сигналов. Исторически сложилось так, что эта роль выполнялась очень секретными группами специальных операций, которым поручалось собирать разведданные, проводить тайные операции, организовывать работу с источниками и готовить последующие действия. Поскольку глобальная война с террором превратилась в долгую ночь поиска и устранения конкретных целей, эти команды усовершенствовали аспект финиша, в то время как подготовка отошла на второй план.

Свои рассуждения о влиянии конфликта на Украине на будущее тактической разведки предлагает автор статьи, Итан БРАУН (Ethan Brown) – старший научный сотрудник по оборонным исследованиям в Центре разведки и глобальных отношений Майка Роджерса (Центр изучения президентства и Конгресса). В прошлом И.Браун – ветеран специальной войны ВВС США. Он провел 11 лет в качестве диспетчера специальных операций. Его Твиттер @LibertyStoic. 

Вторжение России в Украину побуждает многих наблюдателей и командиров пересмотреть старые предположения и переоценить существующие методы и возможности. В этом контексте организаторы обороны должны изучить роль передовых сил в конфликте против крупной державы, такой как Россия. Будущие конфликты высокой интенсивности потребуют фундаментального изменения кадрового состава для городской боевой среды. Для этого потребуются такие инструменты, как радиоэлектронная борьба, кибербезопасность, а также возможности сбора разведывательных данных, позволяющих выявлять полувоенные и гибридные действия противника и готовить поле боя. Для этого потребуется, чтобы передовые силы оказались способны сорвать операции гибридной войны.

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал и получайте мгновенное сообщение о новых публикациях!

Тактическая разведка не подходит для будущих конфликтов

Способность тактической разведки действовать глубоко в тылу врага для разработки действенной, оперативной разведки и подготовки войск серьезно ограничена после двух десятилетий влияния борьбы с терроризмом. Нынешний кризис на Украине ставит этот вопрос на проверку: способны ли группы, чья оперативная зрелость сформировалась в Афганистане — безальтернативном поле боя — использовать и предоставлять разведывательные данные в режиме реального времени об обычных, гибридных и полувоенных действиях противника?

Аналогичным образом проблемы, с которыми сталкиваются передовые силы, проявляются и в разведывательном сообществе, где организация разведывательных сетей в гиперсвязанном мире становится все более сложной задачей. Не случайно стратегические соперники постоянно следят за своими гражданами и строят интернет-сети, отрезанные от остального мира. Сама цель состоит в том, чтобы предотвратить использование иностранными оперативниками, что также помогает предотвратить тактическую разведку стратегическими конкурентами.

Как сообщил мне во время недавнего интервью советник эскадрильи специальных операций, «дни татуированного унтер-офицера, проводящего малозаметные операции, прошли. Передовые операции, которые мы часто называем «Tac-Recce» [«тактическая разведка»], резко меняются». Передовая разведка должна пересмотреть коммерческое прикрытие и «традиционные» гендерные роли, вопросы, которые имели ограниченную необходимость в борьбе с терроризмом. Будущие боевые пространства, скорее всего, будут проходить в городских районах, где доминирует противник, а это означает, что «тактическая разведка» будет принципиально отличаться от того, что было в недавнем прошлом. В Афганистане оперативная обстановка и тип противника гарантировали превосходство Запада во всех областях. Разница в этих боевых пространствах означает, что способность использовать городскую функциональную разведку имеет первостепенное значение и потребует смены парадигмы.

Подразделение армии США в Афганистане
Подразделение армии США в Афганистане

Что касается личности, коммерческое прикрытие является одним из аспектов модернизации передовых сил. В Афганистане племенная одежда, смешанная с современным военным снаряжением, была обычной практикой. Современная роль передовых групп в городских районах означает, что любая очевидная военная принадлежность немедленно скомпрометирует оперативника. Необходимость проведения разведывательных операций в городских условиях требует диверсификации возможностей — человеческих возможностей. Полевой командир из сообщества специальных операций резюмировал нынешнюю человеческую составляющую следующим образом: «Текущее предприятие привязано к производственной линии, которая эффективно производила «виджет», применимый только к контртеррористическим боевым пространствам».

Передовые силы и средства в будущем конфликте

Передовые команды должны мыслить с точки зрения стратегического целеуказаниявоенной отдачи и центров тяжести. Эти три параметра разведывательной подготовки на поле боя не были присущи циклу борьбы с повстанцами. Таким образом, возможности разрушения в нескольких областях из-за линий противника должны диктовать, как передовые силы организуются, обучаются и оснащаются для будущих задач.

Эти возможности включают в себя радиоэлектронную борьбу: сбор, сдерживание, манипулирование и пресечение. Радиоэлектронная борьба (РЭБ) остается способностью, в которой США отстают, особенно в отношении равных вооруженных сил. Как и кибернетическая, радиоэлектронная борьба может достигать стратегических эффектов на тактическом уровне. Передовое применение средств РЭБ является важным потенциалом, отсутствующим в инструментарии нынешних передовых сил.

Тактическая система РЭБ армии США на колесной базе
Тактическая система РЭБ армии США на колесной базе

В современной парадигме передовые операции будут происходить так же часто, если не чаще, в сетях будущих зон военных действий. Таким образом, кибероперации на тактическом уровне являются инструментом создания неблагоприятных условий для противника. Разрушение будет новым стандартом для передовых групп в конфликте, но последствия не всегда будут приводить к высвобождению высокоточного боеприпаса из актива, удобно слоняющегося над головой. Это означает, что другие рычаги цифровой революции должны стать частью возможностей передовых сил, главной из которых является кибернетика. Вышеупомянутая изоляция подключения конкурентов подчеркивает, почему эта возможность имеет решающее значение.

Тотальное превосходство в боевом пространстве обеспечило тактическую разведывательную мобильность в Афганистане и Ираке. Передовые силы оказывали материально-техническую поддержку продвигающимся группам с типичной «оперативной» облицовкой, в основном, по желанию и с расстановкой приоритетов. Будущие же места потенциального конфликта — Тайвань или Восточная Европа — не дадут солдатам в бронежилетах такой же возможности и той же поддержки для проведения операции.

Основополагающие концепции

Операции передовых сил — это, по сути, разведка, определение целей и использование поля боя для достижения более широких стратегических военных целей. Первая задача остается самой фундаментальной необходимостью – выявлять и сообщать о деятельности противника. Поскольку среда тактической разведки изменилась, передовые силы должны выйти за рамки шаблона «войны с террором». Подобно более широкому понятию специальных операций, служащему политическим молотком, когда каждая проблема стала выглядеть как гвоздь, тактическая разведка больше не может использоваться просто как инструмент отделки.

Совместное американо-французское подразделение разведки
Совместное американо-французское подразделение разведки

В стратегическом соревновании передовые силы могут быть эффективными в выявлении и сборе данных о действиях гибридной войны. Примечательные примеры этого типа разведки включают в себя репортажи и эксплуатацию усилий по дестабилизации противника, такие, которые выполняют российские специальные подразделения на Украине, устанавливающие ложные флаги для провоцирования конфликта. Разведка приобретает новый, гораздо более сложный оттенок, и сбор сообщаемых данных из надежного источника — хорошо обученного, осведомленного субъекта, способного действовать за пределами контроля противника — подорвет действия агрессоров, стремящихся дестабилизировать суверенных партнеров и союзников.

Оснащение передовых сил для разоблачения действий, увеличения рисков и затрат противника при достижении его политических целей за счет новых областей противостояния является ориентиром для тактической разведки в постконтртеррористических операциях. Адаптация уже является одним из основных элементов подразделений специального назначения. Гибридность же современных конфликтов потребует эволюции, как и борьба с терроризмом. Оснащение передовых сил для применения на оспариваемых территориях, противодействия дезинформации, использования гибридных действий противника и развитие их возможностей в области кибер- и радиоэлектронной борьбы приведет к тому, что этот уникальный вид специальной войны останется эффективным в будущих конфликтах. Передовые силы не рискуют быть выведенными из строя в мире спутниковых сетей и загоризонтных возможностей; скорее, наличие человеческого военного актива в запрещенных зонах стало еще более важным для угроз, с которыми мы сталкиваемся.


По материалам ресурса taskandpurpose.com

Материалы статьи содержат исключительно авторские оценки и не отражают позицию редакции ИВi
.

Ваши комментарии

Loading Facebook Comments ...

Добавить комментарий