Хотя морской пехоте США отводится основная роль в операциях в Индо-Тихоокеанском регионе, а экспедиционная операция с передовых баз (EABO, подробнее, часть I) считается ключевым элементом будущей крупной войны, Корпус морской пехоты США не кладет все «свои яйца в одну оперативную корзину». В настоящее время в составе КМП США имеется девять пехотных полков, из которых только три должны быть преобразованы в литоральные полки морской пехоты (LMR, подробнее, часть II). Некоторые из оставшихся подразделений проходят подготовку для арктических операций, имеющих целью защиту Аляски и Северной Европы от возможных вторжений России.

Базирующаяся в Вирджинии экспедиционная ударная группа 2 (Expeditionary Strike Group 2, ESG 2), Объединенное оперативное командование ВМС и КМП США ориентированы на операции на Европейском ТВД, в Африке и на Ближнем Востоке. Высадка десанта в больших масштабах также остается жизненно важной компетенцией для морской пехоты США. Фактически, в последние несколько лет ВС США стали уделять больше внимания этому набору навыков, который атрофировался за время почти двадцатилетнего пребывания морских пехотинцев в Афганистане и Ираке. Учения по схеме «судно-берег», по высадке морских десантов на защищенные плацдармы, все чаще включаются в маневры, проводимые совместно ВМС и КМП США.

С учетом новых тактических реалий проводится и модернизация боевой техники. Корпус представляет боевую машину-амфибию следующего поколения (Amphibious Combat Vehicle, ACV), которая, как ожидается, достигнет полной боевой готовности в 2028 году. Утверждается, что она оснащена системой защиты экипажа от мин на уровне MRAP (защита от засад) и заменит аналогичную технику, состоящую на вооружении почти 50 лет. ВМС США продолжают развитие своего флота десантных кораблей. В частности, конструкция универсальных десантных кораблей проекта America (LHA6) предусматривает наличие док-камеры для спуска ACV. Кроме того, развитие десантных катеров на воздушной подушке (LCAC) подтверждает повышенное внимание американского командования к возможностям проведения традиционных морских десантных операций.

Новая ACV КМП США
Новая ACV КМП США

Десантные операции европейских союзников по НАТО

Соединенные Штаты – далеко не единственная страна, обладающая потенциалом морских десантных сил. Добрый десяток европейских членов НАТО содержат в той или иной форме соединения морской пехоты или соответствующую армейскую десантную группу, в том числе пять размером с бригаду. Совместная боевая подготовка является характерным элементом международного сотрудничества в рамках НАТО, особенно среди небольших подразделений морской пехоты альянса. Помимо США, шесть европейских стран – Франция, Италия, Нидерланды, Португалия, Испания и Великобритания –участвуют в ежегодном симпозиуме командования десантных подразделений (Amphibious Leaders Expeditionary Symposium, ALES). Эти встречи направлены на улучшение оперативной совместимости, управления, а также на интеграцию десантных сил НАТО с целью усиления коллективной обороны на уровне «крупной совместной операции плюс» (Major Joint Operation plus, MJO +).

Эмблема US Marine Forces Europe/Africa
Эмблема US Marine Forces Europe/Africa

В исследовании 2019 года, проведенном по заказу Морских сил США в Европе и Африке (US Marine Forces Europe/Africa), сделан вывод о том, что силы НАТО сохраняют значительный десантный потенциал, но все еще недостаточно интегрируются и координируются, чтобы максимизировать свой вклад в операции сдерживания. «Существующие национальные и двусторонние десантные боевые группы (Amphibious Task Groups, ATG) размером с бригаду имеют корабли и десантные силы, необходимые для проведения многобригадных операций, но для реализации этой возможности требуется дальнейшее развитие системы командования и управления (С2) и улучшение взаимодействие между ATG», – говорится в отчете. В качестве положительного момента, «формируется консенсус в отношении базовой структуры C2 – так называемой централизованной десантной оперативной группировки (Amphibious Task Force, ATF) – для морских десантных операций НАТО в сценарии MJO +.

Эта конструкция, разработанная заинтересованными сторонами ALES, предлагает механизм для усиления морского десантного потенциала НАТО путем объединения национальных и двусторонних возможностей в согласованную структуру C2. В отчете действительно отмечается повсеместная атрофия знаний и опыта крупномасштабных десантных операций среди всех национальных служб. Рекомендации включают пересмотр текущей или разработку новой оперативной доктрины, адаптированной к многонациональным десантным операциям выше уровня бригады. В исследовании также рекомендовалось пополнить централизованный персонал ATF и разработать долгосрочный план оперативной и боевой подготовки, согласованный с программой учений НАТО.

Противоборствующие силы

Анализируя возможности потенциальных противников США и их сателитов, зарубежные эксперты, прежде всего, обращают своё внимание на морские десантные силы России и Китая.

Так, отмечается, что морская пехота России в настоящее время насчитывает около 35 тыс. чел., организованных в 10 десантных бригад или полков и две полноценные «бригады специальных операций, или разведки». По крайней мере, одна бригада закреплена за каждым из флотов (Тихоокеанским, Северным, Балтийским и Черноморским) и способна действовать совместно с кораблями и боевой авиацией. Утверждается, что в настоящее время Москва наращивает свои десантные возможности с прицелом на операции на ТВД в Арктике, Балтике и Черном море.

УДК проекта 23900 типа «Иван Рогов». Эскиз
УДК проекта 23900 типа «Иван Рогов». Эскиз

Касательно боевой техники, выделяются работы по модернизации универсального десантного корабля (УДК) проекта 23900 типа «Иван Рогов» и колесной десантно-штурмовой машины ВПК-7829 «Бумеранг». Со ссылкой на данные ТАСС, корабли проекта 23900 имеют длину 204 м и водоизмещение от 25 до 30 тыс. тонн. Они способны принять 900-1000 морских пехотинцев и 75 единиц техники. На летной палубе «Ивана Рогова» смогут находиться до 16 вертолетов и четыре боевых разведывательных БПЛА, а на док-палубе –  четыре катера на воздушной подушке. В настоящее время два корабля этого проекта строятся в Крыму.

В отличие от французских десантных кораблей типа MISTRAL, первоначально заказанных Россией, проект 23900 будет способен действовать в Северном Ледовитом океане. Что, как полагают западные эксперты, увеличит наступательные возможности Москвы против Норвегии, Исландии и Аляски.

БТР «Бумеранг» в настоящее время проходит испытания. Он может быть вооружена 30 или 57-мм пушкой. Доступен беспилотный противотанковый вариант. По данным ТАСС, БТР сохраняет работоспособность при легком волнении моря (Sea State 3) и обеспечивает 12-часовую автономную работу в воде, что позволит ему покинуть судно-амфибию на расстоянии более 100 км от берега, увеличивая вероятность скрытного выхода на берег.

УДК тип 071 ВМС НОАК
УДК тип 071 ВМС НОАК

Согласно западным источникам, десантный потенциал Китая включает две дивизии НОАК (всего шесть маневренных полков плюс боевая поддержка), десантную танковую бригаду, а также корпус морской пехоты численностью 10 тыс.чел. Десантный потенциал ВМС Китая включают восемь УДК тип 071, около 50 десантных кораблей и более 70 десантных судов. В настоящее время на вооружение поступает также новый УДК тип 075. При поддержке ракетной артиллерии и боевой авиации эти соединения считаются ключом будущего вторжения на Тайвань и оцениваются, как значительный ресурс для борьбы с силами США, Японии и Австралии в любой кампании на западных островах Тихого океана.


По материалам журнала Maritime Security&Defence

Ваши комментарии

Loading Facebook Comments ...

Добавить комментарий