Продолжаем анализ битвы за Мосул, представленный экспертами Института высшего военного управления при Национальной академии обороны ВС Австрии. Если первая часть статьи представила оперативную обстановку перед началом операции, то настоящая публикация посвящена особенностям состава, боевого построения и тактике противоборствующих сторон.

Формирования террористов ИГИЛ, удерживавшие Мосул

В ходе арьергардных боев в 2015 и 2016 годах «Исламское государство» (далее ИГ – организация, запрещенная в РФ) для обороны своего последнего оплота постепенно сосредоточило в Мосуле от шести до восьми тысяч боевиков. Его отряды имели высокую боевую ценность, которая характеризовалась сильным боевым духом, достаточным опытом, отработанной тактикой действий, наличием боевой техники, а также тщательной подготовкой к ведению обороны.

В упрощенном виде основу организационной структуры ИГ составляли самостоятельные местные «боевые ячейки». Они имели централизованное руководство, действовали поквартально, при необходимости, взаимодействуя с соседями. Каждая ячейка состояла из нескольких групп боевиков (в сумме около 20-30 чел.), вооруженных пулеметами, ручным огнестрельным и противотанковым оружием. Дополнительно, для усиления использовались группы снайперов, огневой поддержки и смертники на автомобилях (SVBIED — Suicide Vehicle Borne Improvised Explosive Devices). В предварительно оставленных районах для борьбы в тылу наступающих иракских войск скрывались «спящие элементы», которые использовали тактику внезапных огневых налетов и  ударов террористов-смертников.

Джихад-мобиль смертника ИГИЛ
Джихад-мобиль смертника ИГИЛ

В отличие от предшествовавших сражений (например, в Фаллудже) оборона Мосула имела иное построение. В основе оборонительных действий лежала защита  четырех зон обороны: восточной пригородной зоны, восточной и западной частей города, а также исторического Старого города. Если в Фаллудже основные усилия  сосредотачивались на окраинах для ведения позиционной обороны, а в глубине располагались более слабые силы, то в Мосуле из-за размеров района построение  обороны было обратным.

Макет танка ИГ. Ноябрь 2016 г.
Макет танка ИГ. Ноябрь 2016 г.

За пределами города – в восточных пригородах Мосула – для сдерживания и изматывания противника, вдоль основных дорог, применялась тактика «бей и беги» (Hit & Run). Удары наносились в основном из (в) населенных пунктов (ах), в том числе с дальней дистанции с применением захваченного ранее противотанкового оружия и бронированной боевой техники. Во внутренних западной и восточной частях города оборона строилась поквартально из заранее обустроенных опорных пунктов и носила мобильный характер.

Начиная с «тактической окраины», ИГ вело бои используя эшелонированные укрепрайоны и оборудованные позиции (глубиной до 3 км). Иракские армейские подразделения останавливались действующими автономно ячейками ИГ и поражались огневым налетом. Для повторного овладения местностью и уничтожения сильных формирований наступающего противника применялись локальные контрудары, контратаки и огневые налеты (в том числе SVBIED) во фланги и тыл ВС Ирака.

Определенный руководством ИГ в качестве критической точки обороны символический район Старого города оборонялся позиционно.

Тактические приемы боевиков ИГ

Для сдерживания наступательного натиска и увеличения потерь иракской армии боевики ИГ прибегали к следующим приемам:

  • с целью затруднения использования авиации и артиллерии обнаруживали себя и открывали огонь с ближней и малой боевой дистанции (менее 300 м);
  • активное минирование с применением самодельных взрывных устройств (СВУ) районов, подлежавших сдаче;
  • (ночное) проникновение боевиков ИГ в районы, занятые ВС Ирака;
  • использование беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) в качестве оружейных платформ для постоянного воздействия на силы наступающих  по всей зоне боевых действий (до 70 атак БПЛА в день);
  • использование строительных заграждений и баррикад с последующей концентрацией огня (снайпера, СВУ и/или атаки SVBIED) в местах вынужденного скопления сил противника;
  • строительство километровых противотанковых рвов на участках въезда в город.
Боевик ИГ на фоне джихад-мобиля
Боевик ИГ на фоне джихад-мобиля

Кроме того, для минимизации эффекта от применения коалицией боевых самолетов и артиллерии позиции обороняющихся оборудовались маршрутами для скрытного передвижения и рассредоточения (туннели, переходы между домами). Гражданское население задерживалось в обороняемых районах в качестве «живого щита». Путем массированного задымления (воспламенение нефти) и перекрытия улиц ограничивались возможности противника по ведению наблюдения.

Благодаря предварительной подготовке, боевики ИГ повысили устойчивость и автономность в пределах занимаемых позициях и снизили побочные передвижения во время боевых действий. Использование дешевых покупных БПЛА позволяло отрядам ИГ получать актуальную картину обстановки и адаптировать ведение операции к характеру действий наступающих.

Силы антиигиловской коалиции в Мосуле

Как отмечают австрийские эксперты, террористам противостояла крайне неоднородная «коалиция желающих» (Coalition of the Willing), объединенная общей целью – уничтожение ИГ в Ираке. В её состав вошли:

  • соединения сухопутных войск ВС Ирака: прежде всего, 9 танковая, 15 и 16 пехотные дивизии;
  • силы иракской полиции в составе: контртеррористической службы (CTS – Counter Terrorist Service), подразделения быстрого реагирования (ERD – Emergency Response Division) и федеральной полиции (FP);
  • около 40 местных отрядов ополченцев, так называемых сил народной мобилизации (Popular Mobilization Front, PMF);
  • отряды курдского ополчения пешмерга.

Всего для проведения операции удалось сформировать группировку численность около 100 тыс. бойцов, состоящую в равных долях из военнослужащих и ополченцев. Оснащение иракских сухопутных войск, полицейских подразделений (CTS, ERD, FP) и ополченцев включало, в основном, американское оружие, экипировку и транспортные средства. В качестве главной транспортной платформы служили легко бронированные автомобили «Хамви» (Humvee).

Бойцы курдской пешмерга на автомобиле «Хамви»
Бойцы курдской пешмерга на автомобиле «Хамви»

Если по политическим соображениям курдская пешмерга и ополченцы PMF вели операцию исключительно вне городской территории, то подразделения CTS, ERD, FP и части сухопутных войск Ирака действовали в Мосуле. Хотя CTS и ERD как  контртеррористические формирования и имели подготовку для действий в городских условиях, однако, по мнению исследователей, она не отвечала масштабам и интенсивности, которые показывало ИГ в своих обычных операциях. Иракским пехотным и механизированным частям с одной стороны не хватало навыков обращения с имеющимся вооружением и боевой слаженности на уровне батальонов, а с другой – необходимой подготовки для ведения боя в городских условиях.

Сосредоточение сил коалиции перед штурмом Мосула
Сосредоточение сил коалиции перед штурмом Мосула

После первых столкновений на улицах Мосула армейские подразделения пришлось выводить в глубину. Из-за отсутствия отработанного взаимодействия для поддержки CTS и ERD танки и БМП, а также саперные подразделения могли применяться только в ограниченной степени. Формирование самостоятельно действующих батальонных боевых групп, как объединений сил пехоты, танков и саперов потерпело неудачу.

Эмблема CJTF
Эмблема CJTF

Как уже отмечалось, помощь антиигиловкой коалиции оказала Совместная объединенная оперативная группа (CJTF). В качестве органа военного управления группа была сформирована в октябре 2014 года для координации операций международных вооруженных сил в Ираке и Сирии. Под руководством армии США в её составе объединены  силы и ресурсы в общей сложности  70 стран мира.

В рамках операции по освобождению Мосула оперативная группа решала следующие задачи: организация боевой поддержки (авиационной и артиллерийской), оказание помощи в боевом планировании, управлении и разведке, а также подготовка и оснащение армейских соединений и формирований ополченцев.

Как отмечают авторы исследования, несмотря на имевшиеся боевую поддержку и численное превосходство сформированной группировки (до 12:1), боевикам ИГ за счет применения комбинации обычных и гибридных боевых приемов почти удалось вынудить силы коалиции отказаться от своих замыслов.

Продолжение. ЧастьIII.


По материалам ресурса truppendienst.com

Также по теме: Часть I. Оперативная обстановка и характеристика поля боя

Ваши комментарии

Loading Facebook Comments ...

Добавить комментарий