Логика развития вооруженных конфликтов в мире указывает на то, что в современных условиях роль и значение крупных городов, как ключевых узлов в овладении той или иной территорией неуклонно растет. В этой связи, представляет интерес битва Мосул в Ираке и её анализ, проведенный офицерами Института высшего военного управления при Национальной академии обороны ВС Австрии. По заключению самих исследователей, знания о ходе операции в Мосуле позволяют сделать важные выводы о требованиях к боевым возможностям войск при овладении крупными городами-миллионниками.

Как известно, после более чем двухлетнего контроля со стороны террористических отрядов «Исламского государства» (далее, ИГ – организация, запрещенная в РФ) в октябре 2016 г. началось возвращение Мосула. В ходе операции, получившей условное наименование «Мы идем, Ниневия» (Qadimun Ya Naynawa), около 100 тыс. иракских солдат и местных ополченцев в течение нескольких месяцев вели тяжелые бои с ИГ. Наступавшим не хватало вооружения и подготовки. В результате единственным путем к военной победе оказалось массовое применении авиационной и артиллерийской поддержки, которые привели к полному разрушению города.

Иракский Мосул до захвата ИГ
Иракский Мосул до захвата ИГ

Битва за Мосул: оперативная обстановка перед началом операции

Мосул расположен в северной части Ирака, примерно в 350 км к северу от Багдада. До занятия силами ИГ в 2014 г. численность городских жителей достигала 1,5 млн. человек, что делало Мосул вторым по величине в стране. Его многонациональное и многоконфессиональное население состояло из арабов (в основном суннитов), ассирийцев, курдов, туркмен и езидов. История и развитие Мосула обуславливались его особым географическим положением, которое превратило город в ключевой центр  Северного Ирака – с политической, культурной, религиозной и экономической точек зрения. Овладение городом являлось ключевым фактором контроля северных провинций Ирака.

Согласно проведенному анализу, «политика арабизации» Саддама Хусейна, а также отсутствие на протяжении многих лет эффективного контроля Северного Ирака со стороны центрального правительства страны, в котором доминировали шииты, способствовали вакууму власти. Эти обстоятельства в 2014 г. явились предпосылкой для последовательного закрепления ИГ в провинции Найнава (Ninawa) и захвата ее столицы города Мосул.

Территории под контролем ИГ по состоянию на конец 2014 г.
Территории под контролем ИГ по состоянию на конец 2014 г.

После укрепления позиций ИГИЛ в Сирии отряд из примерно одной тысячи обстрелянных террористов в январе 2014 г. предпринял наступление из сирийского приграничного района на Мосул. Город пал всего за несколько дней.

Внезапность и скорость продвижения боевиков, а также низкий моральный дух оборонявшихся частей ВС Ирака (Iraqi Security Forces, ISF), в которых преобладали шииты, привели к распаду и роспуску полицейских и армейских подразделений города. Военнослужащие и полиция численностью до 10 тыс. чел. бежали, оставив исламистам боевую технику, оружие и боеприпасы.

Миллионная метрополия Мосул стала оплотом «Исламского государства» в Ираке и его важнейшим административным центром. ИГ получило полный контроль над гражданским населением и общественной жизнью. Развивая успех, до конца 2014 г. ИГ взяло под контроль северную провинцию Найнава, а также центральные провинции Салах-эд-Дин (Salah ad-Din) и Анбар (al-Anbar).

Предпринятое в конце 2014 г. контрнаступление ВС Ирака потерпело неудачу. С одной стороны не хватало подготовленных подразделений. С другой, варианты оперативных действий, совместно разработанные центральным правительством Ирака и США, не отличались разнообразием.

Курдская пешмерга в составе антиигиловской коалиции
Курдская пешмерга в составе антиигиловской коалиции

Ввиду неуклонного расширения мощи ИГ осенью 2014 г. возникла региональная антиигиловская коалиция, общей целью которой стало уничтожение ИГИЛ в Ираке. В дальнейшем в рамках коалиции удавалось добиться скоординированных действий в пространстве и времени между соединениями армии Ирака, курдской пешмерга, а также местным шиитским ополчением. Кроме того, антиигиловская коалиция получила поддержку от Совместной объединённой оперативной группы операции «Непоколебимая решимость» (Combined Joint Task Force — Operation Inherent Resolve, CJTF-OIR).

В ходе предварительного этапа битвы за Мосул в 2015 г. коалиция освободила от ИГ оккупированные провинции Анбар, Салах-эд-Дин и курдские районы на северо-востоке страны. По состоянию на март 2016 г. были созданы условия для овладения провинцией Найнава и городом Мосул. В ходе операции «Фатах» (Захват) коалиция с востока и юга приблизилась к Мосулу до 30 км.

Наступление на Мосул в 2016 г.
Наступление на Мосул в 2016 г.

Сражаясь на «внутренней линии» обороны города, ИГ постепенно до сентября 2016 г. сосредотачивало свои силы внутри и вокруг городского района Мосула. Дорогу из Мосула через Таль-Афар (Tal-Afar) в подконтрольные районы на территории Сирии исламисты прочно удерживали, используя в качестве маршрута снабжения. Несмотря на то, что боевикам не удалось воспрепятствовать продвижению коалиционных сил, они продемонстрировали достаточные возможности по ведению боев местного значения с использованием имеющегося вооружения и «импровизированных» средств.

Мосул как зона боевых действий

Оценивая предстоящий район операции, австрийские военные обращают внимание на тот факт, что в прошлом городские бои, преимущественно, ограничивались малыми, средними и крупными городами. С точки зрения пространства и плотности городской зоны боевых действий Мосул с размахом 15 х 20 км и около 1,5 млн. жителей (что сопоставимо с Веной) представлял новое измерение.

Мосул являлся ключевым узлом на севере страны. Здесь сходились все важные наземные пути Северного Ирака. С севера, востока и юга к городу примыкают десятки пригородов и местечек. На западе Мосул переходит в малонаселенный пустынный ландшафт. Местность и инфраструктура способствуют подходу подразделений к городу с юга и востока через Ниневийскую равнину.

Структура самого города организована сегментами. Главные связующие пути сходятся в его центре. Существенно, что с севера на юг город пересекает река Тигр, которая делит Мосул на восточную и западную части. Берега реки соединены пятью мостами.

Мосул как зона операции
Мосул как зона операции

Исторический Старый город состоит из близко расположенных зданий высотой от трех до шести этажей. Между домами проходят узкие и извилистые улочки и переулки. Примыкающий к Старому городу центр Мосула в шахматном порядке застроен жилыми кварталами, между которыми проложены двухполосные дороги. Жилые кварталы размером около 60 х 200 м застроены двух-четырехэтажными домами.

Восточные районы города похожи на его центр. Вместе с тем они более просторны и менее густонаселены, чем Мосул, лежащий к западу от Тигра. Восточные пригородные районы имеют рассредоточенную застройку. На юге к городу примыкают территории аэропорта и военной базы.

По взглядам австрийских военных, в качестве городского оперативного района Мосул для атакующих характеризовался следующим: конкретной глубиной и фронтом наступления, высокой плотностью застройки, а также множеством объектов важной инфраструктуры, которую требовалось взять под контроль.


Продолжение. Часть II.

По материалам ресурса truppendienst.com

Ваши комментарии

Loading Facebook Comments ...

Добавить комментарий