На востоке Украины битва за Дебальцево велась в начале 2015 года между украинскими войсками [ВСУ] и добровольческими формированиями, с одной стороны, и пророссийскими формированиями народной милиции [ополченцами] и предполагаемыми подразделениями российских вооруженных сил [ВС РФ], с другой. Как и многие сражения на Донбассе, это практически не привлекает внимания в военно-научном дискурсе из-за его менее «зрелищных» характеристик. Тем не менее, для военной науки анализ конфликта, в целом, и «поля боя» в частности, имеет важное значение для определения их направленности и развития. То, что считалось маловероятным в Европе в 21 веке, вновь возникло на Донбассе в 2014 году. «Устаревшие» тактические приемы традиционного характера были дополнены «новыми» техническими средствами и применялись в политико-стратегическом контексте.

Эмблема Национальной академии обороны Австрии
Эмблема Национальной академии обороны Австрии

Настоящая статья является переводом исследования, проведенного  преподавателями Институт высшего военное руководство при Национальной академии обороны Австрии (Landesverteidigungsakademie). Материал опубликован на ресурсе truppendienst.com. Авторы сопроводили свой доклад достаточно подробным вступлением, которое четко определяет их позицию в отношении, описываемых событий. Перевод и подписи под иллюстрациями максимально сохраняет стиль и терминологию первоисточника. Вставки от ИВi взяты в [квадратные скобки].

Битва за Дебальцево – важное тактическое событие, но оно еще плохо задокументировано и недостаточно проработано. Комплексный военно-исторический анализ событий на востоке Украины в 2014 и 2015 годах до сих пор недоступен. С одной стороны, доступ к подходящим для использования источникам сильно ограничен. С другой – они часто противоречивы при прямом сравнении и не достаточно объективны в своем подходе. Кроме того, несмотря на наличие косвенных признаков, «не существует» [слова и выражения взяты в кавычки в первоисточнике] никаких доказательств вмешательства России в ситуацию на востоке Украины, что затрудняет любую исследовательскую работу.

Предметные выводы основаны на объединении и анализе множества источников, находящихся в свободном доступе. При отсутствии возможности объективного военно-научного рассмотрения событий на текущий момент времени [декабрь 2020 года] авторами была принята преимущественно «западно ориентированная» точка зрения, которая, по мнению источников, предполагает активное военное вмешательство России.

Основное внимание уделяется представлению и расследованию тактических действий каждого участника конфликта, а также в установлении причинно-следственных связей между тактическим и политико-стратегическим уровнями управления. Необходимая для понимания тактики дифференциация сил, противостоящих украинским войскам, на якобы регулярные российские подразделения, или пророссийские формирования народной самообороны Донецка и Луганска была проведена из чисто военно-научных аналитических соображений. Тактическим выводам предшествует упрощенное описание политико-стратегического контекста причин конфликта, а также вытекающих из него тактических рамок. Это служит для улучшения понимания представления как целей и возможностей, так и ограничений уровня тактического управления с обеих сторон. Рассмотрение простых боевых действий без учета сопутствующих влияющих факторов неизбежно приведет к неверным тактическим выводам, особенно в гибридном конфликте, подобном конфликту на Донбассе.

В начале исследования рассматриваются истоки конфликта, важность обычных вооружений в гибридном конфликте, противники в конфликте на Донбассе, а также зона конфликта на Донбассе и, в частности, в районе Дебальцева. Исходя из этого, во второй части доклада описывается ход боевых действий с тактической точки зрения, а также представлены тактические приемы и уроки.

Конфликт на востоке Украины

Области конфликта на востоке Украины
Области конфликта на востоке Украины

То, что началось в ноябре 2013 года с мирных протестов в Киеве, через несколько месяцев завершилось вооруженным конфликтом, который продолжается и по сей день, который теперь считается символом гибридного конфликта. Вопреки всем предсказаниям, традиционный бой подразделений сухопутных войск, заклейменный как «военно-исторический реликт», стал неожиданно важным в начале XXI века. Без очевидных предварительных признаков, в течение нескольких месяцев на Донбассе происходили обычные боевые действия, которые не происходили и не считались возможными в Европе со времен Второй мировой войны.

Развязывание конфликта – изменение курса Киева

Конфликт на востоке Украины, по всей видимости, начался 21 ноября 2013 год с началом проевропейских протестов на Майдане Независимости в Киеве. После многих лет сближения между Украиной и Европейским союзом (ЕС) президент Виктор Янукович внезапно прервал переговоры и отказался подписать соглашение об ассоциации. Неожиданный и непонятный для населения поворот в стратегическом развитии Украины быстро привел к обширным массовым демонстрациям по всей стране, известным как «Евромайдан». Политическая оппозиция и широкие слои населения потребовали немедленной отставки президента Януковича и проведения новых выборов, а также немедленного возобновления переговоров. Кроме того, протесты были использованы для осуждения неудавшиеся реформы в экономической и социальной политике, а также широко распространенной в стране коррупции.

Протесты «Евроимайдана»
Протесты «Евроимайдана»

Несмотря на решительные действия правительства против протестного движения, ему удалось взять ситуацию под контроль. Жестокие столкновения привели к десяткам погибших и сотням раненых. Только политическое вмешательство «извне» со стороны европейских государств, таких как Германия и Франция, помогло разрешить кризис на Украине и инициировать глубокие политические перемены с февраля 2014 года. Президент Янукович бежал из Украины, а проевропейская оппозиция сформировала единое временное переходное правительство.

Проевропейское изменение курса Киева, вероятно, поставило под угрозу интересы России в Украине. С точки зрения Украины, Москва стремилась сохранить свое влияние на Украине, обеспечить размещение Черноморского флота на Крымском полуострове и предотвратить сближение Украины с НАТО и ЕС. Именно на этом фоне Крымский полуостров и Восточная Украина стали наиболее актуальными задачами зарождающейся «Русской весны».

Кризис в Крыму

При переходе власти в Киеве на Крымском полуострове сформировалось пророссийское движение, состоящее из «противников Евромайдана», сотрудников украинского полицейского спецподразделения «Беркут», казаков и предположительно завуалированных частей российских вооруженных сил. Всего за несколько недель Крым оказался под контролем пророссийского движения. Правительство, полиция и военные объекты, а также жизненно важная инфраструктура (включая аэропорты) были захвачены «одним ударом» и взята политическая власть.

«Зеленые человечки» в Крыму. 2014 год
«Зеленые человечки» в Крыму. 2014 год

Киев, как и украинские военные, дислоцированные в Крыму, наблюдали за этим безучастно. В результате неоднозначного референдума (середина марта 2014 года) захват власти и «присоединение» Крыма к РФ были лигитимизированы. В ретроспективе аннексия Крыма считается воплощением гибридного разрешения конфликта, к которому Киев не был готов. Целенаправленное инициирование и участие России неоднократно оспаривалось Москвой, а на Украине и на «Западе» они считаются доказанными.

Вооруженный конфликт в Донбасе

Как и в Крыму, весной 2014 года также наблюдалось усиление пророссийских настроений на Восточной Украине. Движение, которое в первую очередь призывало к федерализации страны и признанию русского языка государственным языком Украины. С этой целью в крупных городах, таких как Донецк, Луганск, Харьков и Одесса были организованы митинги и акции протеста. Размахивание российскими флагами символизировало ориентацию протестного движения. Подобно процедуре в Крыму на востоке Украины с марта 2014 года также планировался внезапный и ненасильственный захват власти. Однако, благодаря вмешательству лояльных правительству украинских силовиков и активистов Майдана, пророссийское движение было остановлено во многих местах. Две восточные области, Донецкая и Луганская, тем не менее, оказались под контролем пророссийских сепаратистов. Они быстро провозгласили Донецкую Народную Республику и Луганскую Народную Республику. Столь же неоднозначный референдум по этому поводу состоялся лишь несколько недель спустя.

БМП пророссийских народных формирований под Донецком. Май 2015 года
БМП пророссийских народных формирований под Донецком. Май 2015 года

Одновременно с этими событиями на востоке Украины в районе украинско-российской границы прошли крупные российские маневры с участием около 90 тыс. военнослужащих. В связи с российскими войсками в Крыму и Приднестровье (собственное имя Приднестровская Молдавская Республика) было предотвращено раннее, всеобъемлющее и потому решительное наступление войск Киева на Донбасс для размещения массы мобилизованных частей на внешних границах с целью сохранения территориальной целостности. Чтобы предотвратить второй «крымский сценарий», Киев оставил на Донбассе лишь ограниченное количество полицейских и армейских сил для проведения «антитеррористической операции» (АТО), начавшейся в середине апреля 2014 года.

Таким образом, вновь сформированные Народные вооруженные формирования Донецкой и Луганской Народных Республик изначально смогли сохранять контроль над важными территориями и значимой инфраструктурой. Только после того, как на северо-востоке Украины можно было исключить военную интервенцию российских войск, участвовавших в крупных маневрах, Киев постепенно усилил АТО регулярными войсками, насчитывающими в общей сложности 25 тыс. чел.

Интенсификация АТО привела пророссийских сепаратистов с июня по июль 2014 году на грани поражения, и Россия оказалась в положении цугцванга. С русской точки зрения прямое военное вмешательство скрытых российских войск летом 2014 года было, вероятно, единственным эффективным средством «сохранения жизни народных республик». «Легкие» народные вооруженные формирования, состоявшие из наемников, солдат всех рангов и военной техники (такой как боевые танки, артиллерия и средства ПВО) были усилены. Серия артиллерийских налетов вынудила украинские войска отойти с контролируемой территории украинско-российской приграничной зоны и, в конечном счете, якобы замаскированные российские боевые соединения появились на украинском Донбассе.

Баррикада проросскийских сил в Славянске
Баррикада проросскийских сил в Славянске

Летом 2014 года боевые действия значительно усилились и стали более частыми. Попытки найти мирное политическое решение конфликта несколько раз терпели неудачу. АТО все больше превращалась в обычные боевые действия регулярных войск и милицейских подразделений за города, важные объекты инфраструктуры и транспортные пути в Донецкой и Луганской областях. Борьба за территориальный контроль достигла высшей точки с началом летнего пророссийского наступления 24 августа 2014 года, в День Независимости Украины.

Неожиданное применение значительного числа боевых групп, предположительно российских ВС, вызвало внезапное изменение баланса сил на Донбассе. Значительный тактический успех в битве за Иловайск и прорыв на линии фронта южнее Донецка привели к стратегическому тупику. С точки зрения обеих сторон конфликта ожесточенные и приносящие потери бои делали продолжение обычных боевых действий бесперспективными. Таким образом, при посредничестве ОБСЕ участники конфликта согласовали мирный план, «Минский протокол» (Минск I).

Пророссийская сторона не желала отказываться от своих стратегических целей. Поэтому Соглашение о прекращении огня от 5 сентября 2014 года оказалось хрупким с самого начала и скорее походило на «перерыв в боях для переформирования». Через несколько недель, в декабре 2014 года, отдельные перестрелки и артиллерийские дуэли на линии перемирия переросли в зимнее пророссийское наступление на украинские войска развернутые на линии соприкосновения. Украинский фронт встретил наступление в очень тяжелом состоянии, поскольку большая часть имевшихся у него сил уже была истощена. В то время как на поле боя наступление пророссийской стороны можно было сдерживать только частично, и имела место угроза краха украинской линии фронта  (как под Дебальцевом), Запад искал решения на политическом уровне. Среди прочего, ЕС готовился ужесточить санкции против России. В частности, в начале февраля 2015 года давление со стороны Германии и Франция снова привлекла стороны конфликта за стол переговоров. Перемирие было достигнуто, благодаря устойчивому политическому компромиссу, с помощью нового «Минского соглашения» (Минск II).

Участники Минска II. 2015 год
Участники Минска II. 2015 год

В то время пророссийские сепаратисты контролировали территорию площадью около 15 тыс. кв. км (около 30 процентов Донецкой и Луганской областей) с населением около четырех миллионов человек. Хотя роль России как стороны конфликта в этом Соглашении не рассматривается, Донецкая и Луганская народные республики де-факто признаны партнерами по переговорам и получили «официальный статус» в украинской политике. Боевые действия были приостановлены, но с тех пор продолжается «траншейная война» по линии перемирия. Таким образом, причины возникновения конфликта на Донбассе – как это часто бывает в других странах – не являются ни чисто этническими, ни религиозными. Скорее, история региона, мифы, а также социальные и экономические проблемы использовались для дестабилизации Восточной Украины и, в конечном итоге, для реализации политических и стратегических интересов. Со стратегической точки зрения форма гибридного разрешения конфликта оказалась революционной, хотя возрождение обычного ведения войны на европейской земле считается эпохальным.

Продолжение следует… Часть II. Противники в битве за Дебальцево.


По материалам ресурса truppendienst.com

Ваши комментарии

Loading Facebook Comments ...

Добавить комментарий