Морской шелковый путь как часть стратегии развития Китая

Согласно публикациям западных СМИ, глобальное экономическое и военное восхождение Китая идет вперед без ограничений. Страна успешно теснит на мировой арене главного конкурента – США. При этом, экономическое и политическое влияние КНР все чаще опирается на возросший военный потенциал вооруженных сил. Вместе с тем, стратегические проекты китайского руководства «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской шелковый путь» получают противоречивую оценку в мире.

Стратегия развития Китая – общая картина

По некоторым оценкам, Китай с 1,4 млрд. населения (почти пятая часть человечества) достигла уровня второй сильнейшей экономики после США (320 млн. жителей). Согласно прогнозам, КНР до 2032 г. заменит США в качестве сильнейшей экономической державы мира. В военном отношении Китай, как вторая по мощи страна, наступает США на пятки. В ряде областей высоких военных технологий (ракетно-спутниковая техника, ведение кибер-войны, беспилотные технологии, оцифровка систем военного управления) КНР уже стала быстро прогрессирующей страной. В частности, в национальном стратегическом плане говорится, что Китай до 2030 г. должен добиться лидерства в области искусственного интеллекта.

Западные издания указывают на то, что глава Китая и КПК, Верховный главнокомандующий ВС Си ЦЗИНЬПИН целеустремленно форсирует «мечту Китая» о возрождении старой мощи. С этой целью Народная освободительная армия и ВМФ Китая (НОАК) должны достичь «мирового уровня» и особенно продвинуть свой военно-морской потенциал. Поскольку Китай, согласно партийному решению, должен вырасти в военно-морскую державу, чтобы иметь возможность вести войну и побеждать в ней.

Си ЦЗИНЬПИН

Си ЦЗИНЬПИН

Морская стратегия Китая

В западной интерпретации война для Китая — способ обеспечения национальной безопасности. Отмечается, что во введении в соответствующий китайский стратегический документ указывается: «Мы должны ускорять реализацию наших интересов на море, лучше понимать значение морского пространства и стратегически управлять им, и мы должны постоянно работать над тем, чтобы превратить Китай в морскую державу».

«Стратегическое управление на море» формирует ядро морской стратегии Китая. Она подразумевает: защиту и обеспечение морских прав и интересов страны, обеспечение стабильности на море, охрану морских торговых путей, стратегический контроль Южно-Китайского моря, оборону морских границ и защиту территории от угроз с моря, обеспечение доступа и поддержку эксплуатации морских ресурсов, расширение морской экономики и промышленности.

При исполнении стратегических целей речь идет о выигрыше инициативы. На этом фоне Си Цзиньпин инициирует проект «Морской шелковый путь».

Морской шелковый путь
Морской шелковый путь

Морской шелковый путь

Китай намерен инвестировать в проект «Шелковый путь» в ближайшие годы около 1,1 млрд. долл. США. Отцом проекта стал античный Шелковый путь, связывавший Китай по суше со Средиземноморьем. Си Цзиньпин определяет проект, как «экономический пояс». Наряду со старым сухопутным путем появляется Морской шелковый путь, который из Китая через Южную Азию и Индийский океан простирается в Африку, а через Красное море и Ближний Восток в Средиземное море и в Европу. Сюда же включаются Южная Америка и будущий проход через Арктику.

Вдоль Шелкового пути Китай строит порты, мосты, дороги, аэродромы, электростанции, прокладывает электрические сети, железнодорожные линии и военную инфраструктуру. Шелковый путь, в оценках западных экспертов, — это видение Китаем глобализации с китайским оттенком. Она служит, прежде всего, геостратегическим интересам Китая, т.е. обеспечивает подачу энергии и сырья, оберегает торговые пути по морю, а также создает новые рынки сбыта. Это означает, что геополитика в глобальном измерении увязывается с ростом военно-морской силы, поскольку сильный военно-морской флот должен, среди прочего, гарантировать глобальные экономические интересы Китая вдоль Шелкового пути.

ВМФ Китая
ВМФ Китая

Военно-морская экспансия вдоль Шелкового пути

Американский военно-морской теоретик Альфред Тайер МАХАН (Alfred Thayer MAHAN, 1840-1914 гг.) установил в качестве предпосылок морской мощи следующие критерии: сильные ВМС, доступ к открытому морю, сеть военно-морских баз и коммерческих филиалов, большой торговый флот, а также ориентированную на море экономику.

Южно- и Восточно-Китайское моря

Как полагают на Западе, следуя этим критериям, Китай рассматривает Южно-Китайское море в качестве выхода к открытому морю, на подобии Средиземного моря, «Mare Nostrum» (рус. – моря наши).

КНР оборудует на местных группах островов и передовых рифах военные базы. Получает, одновременно, возможность обеспечения местными ресурсами (нефть, газ, рудные месторождения и рыболовство) в их исключительных экономических зонах. Протесты прибрежных государств: Вьетнама, Малайзии, Филиппин, Бруней –  игнорируются, а осуждения со стороны международных судов – не признаются. Китай, скорее, настаивает на древних правах и требует назад то, что было утрачено в течение столетий.

Китай в Южно-Китайском море
Китай в Южно-Китайском море

В отношении Восточно-Китайского моря акцент делается на споре Китая с Японией о группе островов Сэнкаку, которые КНР объявила китайской территорией.

Спор обострился в 2013 г., когда китайские боевые самолеты проникли в воздушное пространство, а патрульные катера неоднократно появлялись в водах вокруг острова, но были остановлены японскими ВМС. Китай произвольно создал над островами зону ПВО, которая также способна контролировать сушу.

Тем самым, как отмечается, Китай демонстрирует свою сферу влияния и в Восточно-Китайском море. На состоявшемся в 2017 г. 19 партийном съезде Си Цзиньпин подчеркнул: «Китай никому не позволит, отделить любую часть китайской территории от Китая – когда- и где-либо». Это также относится к Тайваню, с которым Китай стремится воссоединиться.

Си Цзиньпин на 19 съезде КПК
Си Цзиньпин на 19 съезде КПК

Африка и Морской шелковый путь

Согласно публикациям, Африка лежит в фокусе долгосрочного обеспечения сырьем. В настоящее время это, прежде всего, касается Восточной Африки, которая образует юго-западное ответвление Шелкового пути.

Отмечается, что Китай создает комплексную инфраструктуру порта Момбаса в Кении. Проводит железнодорожную линию от Момбаса до столицы страны г. Найроби и создает маршруты движения во внутреннюю часть континента. В кенийском порту Ламу китайские компании строят новые контейнерный и нефтяной терминалы. В будущем через них наряду с Кенией смогут обеспечиваться товарами Уганда, Руанда, Бурунди, Южный Судан и юг Эфиопии.

Порт Момбаса
Порт Момбаса

В Танзании Китай намерен развернуть порт Багамойо (Bagamoyo) в крупнейший контейнерный порт Восточной Африки. В Эфиопии КНР протянула железнодорожную линию от Аддис-Абебы к Джибути. Модернизирует аэропорт Аддис-Абебы. На западном побережье Африки, в Нигерии, Китай возобновил и модернизирует старую прибрежную железнодорожную сеть, которая существует еще с колониальных времен.

Первая ВМБ Китая в Африке

В Джибути, развивая Морской шелковый путь, в 2017 г. КНР открыла свою первую заморскую военно-морскую базу (ВМБ) на Красном море. Согласно официальным заявлениям, ВМБ служит для обеспечения ВМФ Китая в интересах его управления кризисами и операциями по стабилизации. Она же станет основой для гуманитарных операций в Аденском заливе, Красном и Аравийском морях, в Индийском океане.

Как сообщается, на сильно укрепленной ВМБ размещено около 5 тыс. военнослужащих НОАК. Объект оборудован подземными топливными хранилищами, посадочной площадкой для вертолетов и укрепленными боксами для бронированной техники. В 2017 г. из Джибути в Балтийское море было переброшено соединение ВМФ Китая (эсминец, фрегат и корабль обеспечения) для проведения совместных маневров с ВМФ России.

ВМБ Джибути
ВМБ Джибути

В настоящее время в Африке участвуют в многочисленных инфраструктурных проектах, около 10 тыс. полугосударственных китайских компаний с около 250 тыс. сотрудников. По оценкам западных источников, китайцы действуют быстро, эффективно и дешево. КНР выдает дешевые миллиардные кредиты. Согласно доктрине невмешательства во внутренние дела других государств, Китай не затрагивает тему прав человека и отказывается от любых инструкций в области морали с целью достижения большей демократии. Эта прагматическая экономическая политика охватывает весь африканский континент.

Южная Америка и Европа

Наблюдатели констатируют, Морской шелковый путь Китая уже достиг Южной Америки. Здесь стратегическим партнером КНР стала Бразилия.

Китай заменил Соединенные Штаты, как наиболее важного торгового партнера Бразилии, уже в 2009 г. Прежде США считались бесспорным лидером около 80 лет. На встрече стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка) в 2017 г. Бразилия объявила, что Китай будет играть решающую роль в модернизации портов, аэродромов и других инфраструктурных проектов в стране.

Глобальная морская стратегия Китая вдоль Шелкового пути простирается также в район Средиземноморья вплоть до Европы. В Средиземном море Китай присутствует в различных портах в Египте, Турции и Греции (Пирей), где приобретает права на их использование или реализует инфраструктурные проекты. Греция, Македония и Сербия хотят соединить Средиземное море и Дунай каналом. Китай уже заявил о своем большом интересе в качестве инвестора. В Роттердаме и Гамбурге Китай также стремится получить долю в строительстве полностью автоматических контейнерных терминалов. Это, согласно оценкам, позволит Китаю расширить его стратегический важный Морской шелковый путь в Европу.

Усиление влияния в Индийском океане

Как отмечают на Западе, «Белая книга» ВМФ Китая подчеркивает важность для роста страны Индийского океана, через который проложен Морской шелковый путь.

Индийский океан — одна из важнейших осей мирового морского транспорта. Ежегодно через его акваторию проходят около 200 тыс. кораблей. Они перевозят половину объема глобального контейнерного трафика, одну треть мирового товарного грузооборота и две трети нефти, транспортируемой морем. В этой связи для Китая важно обеспечить безопасность этого морского маршрута.

Первая ВМБ в Джибути у Африканского Рога уже создана. В результате китайские подводные лодки регулярно патрулируют океан. Сообщается, что в планах Китай установить в Индийском океане подводную систему наблюдения, которая, согласно официальным заявления, должна служить для сбора научных подводных данных. Однако, подобные данные, а именно: соленость и температура слоев воды, условия давления и другие, — в первую очередь необходимы для обеспечения работы гидроаккустических станций подводных лодок.

Китай и Индия в Индийском океане
Китай и Индия в Индийском океане

Влияние Китая в Индийском океане возрастает за счет расширения экономического коридора. В частности, страна закрепилась в Хамбантоте на о. Шри-Ланка, в Бангладеш, на Сейшельских островах, в Мьянме, а также в Пакистане, в порту Гвадар.

Реакция Индии и других государств

В распространении китайского экономического и военного присутствия в Индийском океане, как констатируют аналитики, Индия видит для себя все большие  притеснения и ограничения.

Согласно источникам в СМИ, премьер-министр Индии Нарендра МОДИ стремится обуздать китайское проникновение в Индийский океан, подобное деятельности в Южно-Китайском море. Он осуждает такое продвижение, как «экспансионизм в стиле XVIII века», и намерен стать оплотом сопротивления возникающему «китайско-ориентированному региональному порядку» в Индийском океане.

Премьер-министр Индии Нарендра МОДИ
Премьер-министр Индии Нарендра МОДИ

В ответ на вторжение Китая Индия, США, Япония и Австралия в рамках «Четырехстороннего диалога по вопросам безопасности» (Quadrilateral Security Dialogue) стремятся к тесному сотрудничеству с целью ограничения активности Китая. Из-за наступательного роста Китая в Южном- и Восточно-Китайском морях на двустороннем уровне Японии и Австралия также решили углубить свое сотрудничество в области безопасности посредством более интенсивного взаимодействия их вооруженных сил.

В этой связи, перечисленные четыре государства для выработки нового взгляда на геополитику региона выдвинули термин «Индо-Тихоокеанский регион». Для них Индийский и Тихий океаны более не образуют два отдельных стратегических пространства, а являются единым. Австралия в 2013 г. уже использовала этот термин в оборонной «Белой книге». США уже несколько лет зоной ответственности их Тихоокеанского командования определяют весь «Индо-Азиатско-Тихоокеанский регион».

Глобальная морская роль США

Согласно оценкам специалистов, подъем Китая в Азиатско-Индо-Тихоокеанском регионе оказывает влияние вплоть до Европы. Однако, прежде всего, КНР бросает вызов мировому лидерству США, которое основано на морской силе, свободе морей и контроле над противоположными берегами.

В течение десятилетий, начиная с 1941 г., США обладали бесспорной властью на Дальнем Востоке и контролировали противоположное азиатское побережье в западной части Тихого океана. Они провели в регионе четыре войны:

  • война в Тихом океане (1941-1945 гг.), которую США завершили использованием атомной бомбы;
  • корейская война (1950-1953 гг.);
  • война во Вьетнаме (1965-1975 гг.);
  • с 2001 г. война в Афганистане, конец которой еще не виден.

При всем этом, ведущая роль Америки на Дальнем Востоке поставлена на карту.  Китай возникает там, как доминирующая держава, которая стремится вытеснить США из региона и заменить текущий американский порядок (Pax Americana) на китайский (Pax Sinica). Геостратегический взгляд на Морской шелковый путь образует решающий строительный блок для Pax Sinica, отмечают эксперты.

Еще в 1990-х годах было достаточно, отправить одно авианосное соединение, чтобы разрядить кризис между Китаем и Тайванем. Сегодня США вынуждены просить помощи у Китая для решения проблемы корейского конфликта, чтобы гарантировать свою национальную безопасность. В Южно-Китайском море Китай своими ВМБ уже создал прецеденты, которые делают военно-морскую державу США в конечном итоге бессильной. Случайный проход китайских «территориальных вод» вокруг оккупированных островных групп и рифов американскими военными кораблями уже давно стал практикой, как и ритуал взаимных протестов без последствий.

Торговые соглашения

После того, как президента США Дональд ТРАМП в 2017 г. расторг Транс-Тихоокеанское торговое соглашение (TTP) в тихоокеанском регионе зазвучал призыв спасти соглашение через присоединение Китая. Предшественник Трампа Барак ОБАМА стремился создать ТТП, которое включало бы 12 государств (за исключением КНР) и около 40% мировой торговли. Преследуемая цель – усиление власти США в Азии над Китаем.

Д. Трамп и Си Цзиньпин
Д. Трамп и Си Цзиньпин

Китай предложил в качестве противовеса ТТП зону свободной торговли государств Азиатско-Тихоокеанского региона и зону Регионального комплексного экономического партнерства (Regional Comprehensive Economic Partnership, RCEP), исключая США. Эти соглашения о свободной торговле Китай продвигает, чтобы перенять экономическое лидерство в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в то время как США под руководством Трампа возвращается, как регулирующая сила.

На Всемирном экономическом форуме в Давосе в 2017 г. Си Цзиньпин высказался против протекционизма США, за глобальную свободную торговлю и добавил: «Китай приглашает мир, войти в скорый поезд китайского развития». Бросая взгляд на устремления Китая, как морской силы, он подчеркнул, что мировая экономика — это большой океан, которого нельзя избежать, «но мы научились плавать».


По материалам журнала «MarineForum»

Ваши комментарии

Loading Facebook Comments ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *